ФЭНДОМ


Предисловие

Дааа, вот уже... много времени прошло с тех пор, как я опубликовал первую часть.

1) Знаю, обещал постараться написать, как можно быстрее. Но вот сел я за написание второй части, сказал: "Так, ладно, вдохновение, давай поднажмём. Я тут как раз накидал где-то половину по объёму"

Но вдохновение мне ответило: "Не, парень, это так не работает. Давай ты сначала допишешь это, потом сотрёшь, перепишешь заново. Начнёшь корректировать диалоги, подстроишь под них сюжет, опять перепишешь кучу моментов, надолго разочаруешься в себе и лишь после Нового Года вернёшься к написанию".

Я спросил, есть ли у меня выбор. Ответ был очевидным. 

2) Нововведения для любителей читать полный текст, а не части. Первое - я буду помещать под спойлеры предыдущие части. Второе - завершённые работы будут помечаться в названии блога меткой [ЗАВЕРШЕНО]

3) Ощущение, что навык в письме за время депресняка я подрастерял. Надеюсь, не будет бросаться в глаза.


Первая часть

Настала ночь, и Велвита получила долгожданную свободу действий.

Полумрак скрывал скромную обитель девушки. Велвита никогда не ждала гостей, и от того убранство её каюты было чрезвычайно аскетичным: встроенный в стену стол, парящее рядом кресло и кровать напротив. Ещё где-то рядом с кроватью спрятался встроенный в стену шкаф. А главное – минимум света. Он не должен был отвлекать.  

Лёжа в постели, девушка изучала таинственные писания на несуществующем языке. Выдуманные символы, сплетающиеся в поток информации, которую не так просто воспринять. Но даже призрачная надежда найти избавление в запретных текстах безумцев вдохновляла Велвиту. Помимо прочего, пока голова девушки занята, она не вслушивается.

Велвита внезапно прекратила водить пальцем по экрану планшета, перестала даже дышать. Среди привычного сонма фантомных шумов, ей послышался новый – отчётливый, настоящий. То были чьи-то шаги. В своей каюте, за запертыми створками, Велвита могла не опасаться быть раскрытой. Но эти шаги были слишком знакомыми, слишком целеустремлёнными.

Девушка едва успела спрятать планшет под подушку, когда створки её комнаты внезапно распахнулись, и в проёме появилась статная женская фигура.

«Свет!» - прозвучал властный голос, и от приятного полумрака в комнате не осталось даже следа.

Глаза Велвиты не успели привыкнуть к свету, но девушка уже вскочила с кровати и неловко поклонилась гостье.

Жемчужная роба, парящая над головой золотая диадема и роскошный шарф-сандана выдавали в женщине Архимедиану – хозяйку Башни.

-Чем обязана столь позднему визиту, госпожа Бенетрис?- осмелилась спросить Велвита, несмотря на то, что предстала пред Архимедианой в одном лишь нательном комбинезоне.

-Без одеяний благородной вы выглядите ещё уродливее, - прозвучало вместо ответа. Женщина стала изучающе осматривать девушку.

-Низкая, жировых тканей чуть больше, чем нужно. В пропорциях конечностей упущено много симметрии. Кожа слишком бледная и сухая, – слова Архимедианы звучали так, будто она оценивала работу художника-неудачника. Что не удивительно - Бенетрис никогда не ставила в свои цели низменные человеческие пороки. Архимедиана по праву создания входит в высшую касту Орокин. Касту идеальных людей.

-Прошу прощения, госпожа Бенетрис. Я хотела изменить… - Велвита старалась держать себя в руках, благо она научилась скрывать свои эмоции.

-Я знаю, что вы хотели. Не надо. Вы – живое доказательство несостоятельности вашего геноскульптора. Однако же, ваш интеллект возносит вас до уровня Орокин.

Женщина села в кресло напротив кровати, положив руки на колени. Девушка же осталась смиренно стоять.

-Я получила еженедельный отчёт Ментора Пульво. Он доложил мне, что вы уже почти неделю испытываете сонливость на рабочем месте.

Я не допущу халатного отношения к науке в этой Башне, Исполнитель Велвита, - скучающе сказала Бенетрис. Похоже, беседа её совсем не интересовала, она искала что-то в каюте.

-Если вы позволите, могу ли я одеться и предложить вам чаю, Архимедиана? – девушка показала на встроенный шкаф рядом с кроватью.

-Стойте, где стоите, Исполнительница. Время непринуждённых бесед прошло, - Бенетрис внезапно замолчала, оглянулась, будто её кто-то окликнул.

-Мы поступим следующим образом: либо вы показываете мне, чем ваш мозг занят ночами, и я лично решаю вашу судьбу, либо вас навещает группа допроса, и все разбирательства проходят по протоколу, - богоподобное лицо Архимедианы застыло холодной золотой маской, обращённое в сторону Велвиты.

 Девушка оказалась поймана. Она подошла к постели, с неохотой достала планшет из-под подушки и передала его в изящные руки Бенетрис.

-«Рассуждения о природе известных катаклизмов Бездны» Авгура Йоэля, - Архимедиана разочарованно цокнула языком, глядя на название открытого файла, - Йоэль – жалкий псевдофилософ, а его вычисления – край примитивизма. Я бы не стала на вашем месте доверять этому автору. Его работы никак не помогут нашей миссии.

-Уважаемый Авгур делает интересные замечания в третьей и шестой главах, - парировала Велвита. В голове девушки на секунду загорелась искра надежды, что она смогла обмануть богиню, как вдруг губы Архимедианы расплылись в недоброй улыбке.

-Хорошо, вижу, лгать вы умеете. Очень полезное качество в кругу Орокин. А теперь игры в сторону, - из золотого браслета на руке Архимедианы мерно выплыло нечто, напоминающее голографическое скопление геометрических фигур. Светящаяся «снежинка» застыла над запястьем Бенетрисы, ожидая команды.

-Открой файл, с которым работала хозяйка планшета пять минут назад, - приказала женщина цефалону.

Это был конец. Велвита хорошо спрятала свои работы от чужого взора, но ей не тягаться с синтетическим разумом. Чтобы обойти всю защиту, цефалону понадобилось всего две секунды. Девушка покраснела от досады, когда в воздухе раздался победный звон.    

-«Фантазм Виттория Арбельского». Опасная ересь, ставящая под сомнение эффективность нашего строя. Фантазии безумного еретика. В моём храме науки. Я догадывалась, что ваши девиации не ограничиваются внешним видом.

Вижу, вы потратили преступно много времени на дешифровку этих… каракулей, - Архимедиана выглядела победительницей, листая работы девушки.

-Я считаю, что мастер Витторий, как никто другой, приблизился к пониманию Бездны, - девушка нервно облизала губы. Она надеялась выиграть разговором время. Хоть немного времени до того, как она попадёт в руки палача.

-Вот как? – Бенетриса не отвела взгляда от экрана, но заинтересованно приподняла бровь.

-В своей работе Витторий бросает вызов привычному для нас пониманию Бездны. Это другое измерение, в котором наша наука неэффективна. Возможно, чтобы предотвратить множество жертв, нам стоит сначала выработать механизм изучения этого феномена, изменить наше восприятие.

-Забавно. Никогда не беседовала с еретиком. Орокин – Абсолют. Наша наука – Абсолют. И Бездна подчинится нашей науке. Рано или поздно.

Я должна передать вас Суду Семи Постулатов.

И уже сделала бы это, не знай, сколь сложна дешифровка поздних работ Арбельского,- после этих слов в воздухе повисла тревожная тишина. Пытливые глаза с яркой золотой радужкой вцепились в потускневшую Вельвиту. Очевидно, Архимедиана что-то решала для себя.

-Подведём итоги. Я пришла устранить помеху, что мешает вам добросовестно исполнять свой долг. Я это сделала.

А одного еретика моя Башня перетерпит. Если тот перестанет заниматься иррациональными исследованиями и бросит все силы на благо науки, - Бенетрис посмотрела на девушку, ожидая реакции.

-Премного благодарна, госпожа Архимедиана. Я удвою усилия в своих исследованиях, - Велвита почтительно поклонилась, хотя удивления скрыть не смогла.

-Будем считать инцидент исчерпанным. Завтра жду хороших вестей от вашего отдела, Исполнительница. И знайте, я попрошу Ментора Пульво поставить вас на особый учёт.

Приятных снов, - Архимедиана не ждала ответа, но просто встала с кресла и стремительно направилась в сторону выхода, прихватив планшет.

Стоило створкам закрыться за спиной Бенетрис, Велвита присела на кровать и запустила пятерню в смолисто-чёрные волосы. Ей хотелось плакать, хоть как-то выразить гамму нахлынувших эмоций, но все слёзы высохли ещё в первые недели на станции.

Велвита осталась один-на-один с шумами у себя в голове. Словно почувствовав слабость, они стали с большим напором требовать, чтобы их поняли. Но девушка продолжала сопротивляться, не верить.

Нужна была музыка, ибо этой ночью девушка должна выспаться.

 

Типичное утро в Башне начинается со света. Он заполняет все помещения, ослепляет только проснувшихся обитателей станции. Сияющее золото и белоснежный мрамор залов Башни лишь усиливают власть света.

И всё же, никто не бунтовал. Совершенные внешне Орокин любили, чтобы их чистоту и симметрию было хорошо видно. Среди роскоши генетически-выверенные люди жили своей размеренной жизнью: обсуждали новости искусства, работали, плели интриги, влюблялись. И им не было никакого дела до бракованной соплеменницы, которая уже больше двух лет ведёт активную борьбу за свой рассудок.

Девушке дорогого стоило делать вид, что всё в порядке. Не смотря на усталость и подавленность, Велвита шла по сияющим коридорам с гордой осанкой. Как и подобает благородным.

Лишь на секунду Велвита остановилась в одном из залов, глядя, как рабочие гриннир возились с огромной мраморной панелью. Девушка внутренне выругалась. Два дня прошло, а стену ещё не заделали.

Исполнительница хотела было прикрикнуть на нерасторопных рабов, но решила не опускаться до общения с дешёвыми клонами.

Пара метров, поворот. Велвита оказалась в просторном зале с гигантскими воротами. Для большинства Орокин рабочий день ещё не начался, так что створки лаборатории были закрыты. И всё же, нужный человек пришёл.

Исполнительница проплыла по залу, поднялась на балкон и с удовлетворением заметила молодого человека, что сидел на скамейке, закинув голову к потолку. Юноша был даже моложе Велвиты и носил робы благородных, но, очевидно, не являлся таковым. В нём не было ни намёка на божественное – обычный человечек. И носил он совершенно немелодичное имя, которое выдавало в нём выходца из торговой гильдии.

-Доброе утро, Митр, - девушка уже давно не испытывала былого отвращения к внешности знакомого, но приветствие всё равно прозвучало натянуто.  

-Смеёшься? По мне не видно, какое оно доброе? – юноша недовольно посмотрел на Велвиту большими голубыми глазами.

-Выглядишь даже хуже, чем обычно. Что-то случилось?

-Ментор Пульво сделал выговор за бесполезность моих исследований, - парень достал из сумки светящийся цилиндр и небрежно кинул его Велвите. Девушка еле поймала колбу с ярко светящейся жидкостью и наградила ухмыляющегося нахала недобрым взглядом.

-Что это? – недовольно спросила Велвита.

-Я назвал это «Свет Бездны». Странная жидкость. Она не распространяет свет внутри космоса Бездны, так что её и не заметишь, пока в неё не влетишь.

Я пробовал на этой жиже большинство реагентов Бездны – ничего. Даже кристаллы аргона не вступают с ней в реакцию.

-А мне что с этим делать? – девушка стала терять терпение.

-Можешь оставить себе. Я рассчитывал, что оно избавит нас от голосов, если использовать жидкость, как изолятор. Но нет. Это провал, - Митр безразлично пожал плечами и снова задрал голову, закрыв глаза.

-Голоса? Ты что, начал вслушиваться? - Велвита отказывалась верить в происходящее. Её разум – единственное, что ценили Орокин. Потеряй девушка рассудок, никто о ней даже не вспомнит.

Велвита не могла это так оставить. Она спрятала колбу с жидким светом в своей робе и с силой дала пощёчину Митру. Крупный парень, не ожидавший такой наглости, подскочил на месте.

-Я не собираюсь отправляться на свалку истории и ты тоже. У меня и так отобрали «Фантазм». Я продолжу твои исследования, попытаюсь испытать твой свет, а ты продолжишь искать новое средство.

Митр недовольно потёр покрасневшую щёку, но возражать не посмел.

-Вел, как думаешь, они тоже слышат их? – юноша мотнул головой в сторону растущего числа Орокин, что собирались у ворот, - Или это привилегия лишь бракованных, да самородков?  

-Меня зовут Велвита, не «Вел». И я не знаю ответа. Возможно, все, кого донимают эти звуки, уже давно покончили с собой.

-Зато теперь мы знаем, почему большинство исследователей Бездны сошли с ума, - иронично заметил Митр. Велвита иронии не оценила, даже наоборот, подумала на злой рок, когда в помещении завыла сирена.

Ещё один шторм Бездны. Третий за последние полгода. Это явление всегда вызывало у Велвиты суеверный страх, который она со временем научилась игнорировать.

Но в тот раз что-то пошло не так. Голоса в голове девушки, что раньше еле звучали из глубин космоса, теперь оказались совсем рядом. Башню начало трясти. Звуки становились всё отчётливее, старались погрести сознание девушки в нечеловеческом сплетении смыслов, среди которых Велвита смогла различить лишь одно чувство. Что-то приближалось.

Митр тоже это ощутил. Он с ужасом смотрел вглубь коридора. Нечто невидимое приближалось с невероятной скоростью, меняя саму суть вещей, с которыми соприкасалось. Окружение переживало неописуемые метаморфозы, на которые невозможно было смотреть. Велвита и остальные Орокин оказались в ловушке – ворота были всё ещё закрыты, и бежать больше некуда.

Нечто быстро поглотило весь зал, и в следующую секунду девушка умерла.   

 

Больше не было ничего. Велвита не могла видеть, слышать, осязать. Даже голоса, терзавшие несчастную много месяцев, замолчали. Пустота и паника стали растворять сознание несчастной. Агонизирующий мозг Велвиты пытался достучаться до своего тела, и оно внезапно откликнулось.

Пришла давно забытая боль. Нечто подобное испытывают младенцы, у которых прорезаются зубы. Вместе с болью пришли образы из внешнего мира.

Новая информация стала заполнять разум Велвиты. Сначала она почувствовала, что сидит на полу, упёршись руками, потом поняла, что у неё ушиблено бедро. Это не было похоже на привычное восприятие вещей. Девушка никак не могла понять, какие органы давали ей информацию об окружающем мире.

Когда же ответ пришёл, несчастная готова была закричать. Она поняла, что из её головы выросло пульсирующее нечто, напоминающее тонкие склизкие корни. Эти щупы оплели её саму и окружающее пространство, точно роящийся клубок червей.

Велвита не слышала, как вскрикнула. Помнила лишь, что от испуга все её корни втянулись. И снова осталась лишь пустота.

Несколько секунд сознание девушки пыталось принять то, что с ней случилось. Велвита отказывалась верить в происходящее, но пожирающая чернота и желание жить быстро пересилили страх. Она должна была понять, в чём дело.

Снова ощущение растущих корней. Девушка трясущимися руками попыталась дотронуться до отростков. Она чувствовала, что щупы извивались всё сильнее по мере приближения рук. Последние сантиметры никак не давались Велвите – у неё не хватало духа дотронуться до извивающихся червей, что торчали из её головы.

Рывок! Корни, точно живые, сами оплели застывшие руки. Девушка вскрикнула, но вскоре поняла, что опасности нет. Это было странно. Она не ощущала корни руками, но наоборот – корни давали ей всю информацию.

Велвита нервно облизала губы, но не почувствовала ни прикосновения языка, ни влаги. Корни дали девушке понять, что нужно делать, и она позволила им разрастись, оплести себя и окружающее пространство.

Информация хлынула лавиной в голову Велвиты. Она ощутила структуру своей одежды, влагу на губах, сердцебиение, почувствовала вкус своей крови, холод мрамора, на котором сидела. Почувствовала каждую пылинку, каждую клетку своего тела, каждую микротрещину в полу.

Вскоре девушка с ужасом поняла, что корни начали транслировать в её мозг информацию, которую она не могла воспринять. Расплодившиеся черви отказывались слушаться Велвиту.

Велвита отчаянно схватила один из отростков и разорвала его. Девушка зашипела от резкой боли, зато корни перестали её мучать. Нехотя черви стали втягиваться обратно, но хозяйка отдала другой приказ.

Велвита поняла, что делать. Она пустила лишь наиболее толстые отростки, те, что давали ей самую необходимую информацию об окружении.

Используя стену в качестве опоры, девушка поднялась на ноги. Ей нужно было собраться с мыслями. Понять, откуда стоит ожидать опасности. Её корни расползались всё дальше, пока не наткнулись на что-то шевелящееся. Оно было тёплым и мягким. Велвита пустила больше отростков, дабы оплести непонятный объект.

В сердце девушки появилась надежда, что она - не единственная, кто пережил катаклизм. И это оказалось правдой. То, что шевелилось, действительно было живым. Страшное предположение укрепилось в голове Велвиты.

Выжившая выругалась, когда поняла, с чем имеет дело. Это уже сложно было назвать людьми – лишь беспорядочная куча сросшихся частей тел вперемешку с одеждой. Девушка смогла различить конечности минимум пяти разных человек. Это нечто пыталось ползти в разные стороны, бить пол, кричать. Не работай Велвита в Башне больше двух лет, её бы стошнило.

Девушка отозвала отростки от ползучего уродца, потеряв к нему интерес. Вместо этого новые корни оплели помещение в надежде найти выживших. К несчастью девушки, все, кого она находила, уже не являлись живыми, либо находились в состоянии, которое трудно назвать «жизнью».

Единственной надеждой оставался Митр. Его тела Велвита так и не смогла найти, несмотря на то, что её корни уже разрослись на сотни метров вокруг. Девушка почувствовала себя увереннее, поняв, что находится в относительной безопасности. Появилось время проанализировать ситуацию и обдумать план действий.

Велвита логично рассудила, что Стабилизаторы станции вышли из строя во время шторма. В подтверждение этой теории говорил ионизированный воздух и микрокристаллы аргона, что стали расти на мраморных плитах.

Пока Башня без защиты находится в Бездне, никто не в безопасности. Вывести станцию в Систему Первоисточника могут лишь две вещи: прямой приказ хозяйки Башни или уничтожение Компаса Бездны.

Найти Бенетрис, после всего увиденного, вряд ли получится. Оставалась лишь надежда добраться до Компаса.

Девушка решительно направилась в сторону, откуда пришёл шторм, ведомая ползучими поводырями. Велвита старалась не думать о том, что с ней случилось. Она понимала, что её разум может не выдержать, сломить её дух и привести к гибели. По этой же причине девушка прислушивалась к червям и старательно избегала объектов, которые вызывали малейшее подозрение.   

В зале, проходя мимо злосчастной стены, которую никак не могли заделать гриннир, Велвита заметила что-то неладное. Все рабочие оказались мертвы. В иссушенном трупе одного из гриннир даже поселилось нечто, что девушка решила обойти по огромному радиусу. Но всё это было… естественно?

Гораздо больше подозрений вызвала стена. Её успели заделать, она была цела, а шторм, казалось, не коснулся даже мраморной плиты. Но за ней были звуки. Настолько глухие и неуловимые, что девушка поспешила списать их на разыгравшееся воображение. Повинуясь какому-то предчувствию, Велвита поспешила убрать корни со стены.

Девушка уже хотела поспешить вперёд, по, разведанному корнями, маршруту, как отростки уловили нечто острое, холодное, лёгкое. Вскоре стало понятно, что это оружие одного из воинов Орокин. И действительно, клинок лежал в ножнах рядом с грудой металла, что служила когда-то бронёй. Велвита не знала и не хотела знать, что случилось с хозяином меча. Она просто взяла клинок себе. Естественно, хрупкая девушка не умела обращаться с холодным оружием и предпочла бы пистолет, но выбирать не приходилось. Клинок служил скорее талисманом, который призван был хоть немного успокоить и без того расшатанные нервы.

Коридор, зал, коридор – девушка продвигалась медленно, но аккуратно. Казалось, Велвита приспособилась к новым условиям, как когда-то приспособилась к жизни среди Орокин. Всё благодаря чутью корней. Но, как оказалось, такая тактика не могла работать вечно.

Это случилось в просторном зале со стеклянным потолком-куполом. Девушка пыталась пролезть в узкую щель, образованную зарослями огромных кристаллов и стеной. Велвита шипела от злости и негодования каждый раз, когда её любимая белоснежная роба цеплялась за особо мелкий и острый кристалл.

Оставалось ещё буквально пять метров до конца кристаллического леса, когда щупы уловили звуки. Это были голоса. Велвита почувствовала, как стала стыть кровь в её жилах. Звуки исходили из-за стены, но этого не могло быть. Девушка прекрасно знала, что та стена была внешней, за ней лишь бескрайний космос Бездны. И всё же, Велвита слышала до боли знакомые слова. Свои слова.

-…опыт пятьдесят один дробь «В» дробь три. Объект находился под облучением длительное время. Значительных отклонений в работе жизненно-важных органов не обнаружено. Вшитые элриевые стержни способствовали адаптации на приемлемом уровне.

 Инициирую запуск генераторов поля Бездны…- Велвита почувствовала, как её охватывает паника. Она знала, что будет дальше. Нужно было бежать, но кристаллы становились всё острее, всё плотнее прижимать девушку к стене.

«Просто расходный материал. Без прошлого, без будущего. Просто материал» - в отчаянии девушка повторяла эти слова, точно мантру. Велвита исцарапала всю спину и порвала свои некогда белоснежные одежды, пытаясь выбраться из западни.

-Госпожа, превышен критический показатель облучения, - голос ассистента подарил надежду. Похоже, девушка успевала. Оставалось меньше метра, когда  воздух пронзил ужасающий, потусторонний вопль. Его сложно было сравнить хоть с чем-то и всё же, Велвита навсегда запомнила его.

-Держите его! – вопль не прекращался, а его источник неумолимо приближался к девушке. В последний момент она успела выбраться из кристаллического плена, как вдруг из стены показалась рука, нога и искажённое болью лицо. То был мальчик, пропитавшийся чистой энергией Бездны. Дешёвый клон, которого никто не боялся пустить в расход. Он исчерпал свои силы, когда попытался пройти сквозь стену. Мальчик застрял в камне и металле, ещё живой.

 Велвита в ужасе поспешила убрать последние отростки от стены, но мальчик умудрился схватить один. Чудовищный призрак из недалёкого прошлого потащил за собой корень девушки туда, в стену.

 Жизнь стала потихоньку утекать из девушки по мере того, как отросток всё глубже погружался в стену. Велвита бросила все свои остальные отростки вперёд – она хотела убежать как можно скорее, но её планам не суждено было сбыться. Внезапно из пола стали вырываться новые вопли. Десятки маленьких рук хватали корни и тащили их к себе.

Девушка не могла сопротивляться, её заставляли почувствовать нечто, с чем она никогда бы не хотела встретиться. Её мозг стал наполняться образами, что были не предназначены для человека. Дети стремились продемонстрировать Велвите концепцию, неприемлемую для её мозга. Могущественное, бессознательное, вездесущее ничто.

Воспалённое сознание несчастной подошло к той страшной грани, за которой начиналась пропасть безумия. Нужно было срочно прекратить это. И девушка решилась на отчаянный поступок. Она выхватила из ножен меч, что тащила за собой всё это время и стала рубить свои отростки.

Каждый взмах невероятно лёгкого и острого клинка приносил боль. Но вместе с тем, холодная сталь даровала избавление от неописуемого кошмара.

Вскоре всё закончилось. Последние черви вернулись в голову Велвиты, и та рухнула на землю, погружаясь в блаженное беспамятство.


Велвита не знала, сама ли она пришла в себя или её пробудили разгулявшиеся черви. Отростки болели ужасно и вели себя очень осторожно, точно раненный пёс. И всё же, они успели разрастись достаточно далеко, чтобы проинформировать, что угроза миновала.

Спасение стоило Велвите рваной одежды, многочисленных царапин и душевного спокойствия. Она почти увидела, почти поняла. В её голову насильно пытались вместить знание столь объёмное, столь тёмное, что лишь несколько мгновений отделяли девушку от безумия. И даже полученные обрывки отзывались эхом  первобытного ужаса в голове Велвиты.

Девушка не хотела двигаться, и всё же, она через силу встала на четвереньки, опустив голову. Велвита позволила себе минуту слабости: её лицо искривилось, пытаясь выдавить из глаз хоть слезинку, а с губ шёпотом сыпались проклятия в адрес Бездны.

Это всё было неправильно. Её, молодую и амбициозную, должно было ждать великое будущее, не безвременная смерть в ожившем кошмаре. Велвита не успела оставить никакого наследия. Ни фундаментальной научной работы, ни баллады, ни скульптуры девушка так и не предложила миру. У Вельвиты банально не было даже друзей.

А что впереди? Смерть по мановению капризной стихии? Бесконечность, пугающая разум своей серостью? Или что-то хуже?  

Слишком долго девушка скрывалась от пугающего Ничто, чтобы сейчас просто сдаться и покорно ждать конца. Велвита утёрла одинокую каплю на щеке и встала на ноги. Меч же отправился в ножны.

Быстрый анализ показал, что роба безнадёжно испорчена, изорвана и залита кровью, которая уже успела свернуться. Однако, казавшиеся неглубокими, царапины причиняли жгучую боль. Велвита пустила отростки к ранам, чтобы узнать, в чём дело. В кровь попал неизвестный химический элемент, из которого, очевидно, состояли острые кристаллы.

Угрозу нужно было срочно нейтрализовать. Преодолевая страх, Велвита приблизилась к ненавистным кристаллам и тихо вынула меч. Пока девушка со скрипом в сердце отрезала кусок чистой ткани от своей любимой робы, корни тревожно расползались в стороны. Казалось, черви боялись возвращения кошмара не меньше самой Велвиты. Они даже вздрагивали каждый раз, когда ткань трещала особенно громко, чем раздражали и так напряжённую Велвиту.   

Помедлив несколько мгновений, девушка ударом рукояти отколола от кристаллических зарослей несколько осколков. Те упали прямо в тряпицу. Велвита схватила получившийся свёрток и быстро зашагала прочь из зала.

 

Напряжённая, девушка продвигалась по коридорам. Ей никак не удавалось заставить раненных червей отползти дальше, чем на двадцать метров от себя. К счастью, Велвита помнила планировку Башни и, конечно, помнила дорогу до своей каюты.

Несмотря на близорукость девушки, путь до кают прошёл без инцидентов. Проблемы начались уже в самом жилом отсеке.

Когда девушка спускалась по широкой лестнице вниз, к каютам, щупы уловили странные звуки. Практически рефлекторно Велвита кинулась в угол между закруглённой стеной и лестницей. Девушка надеялась, что отсутствие рабочих источников света и ряд колонн, шедших параллельно стене, сыграют ей на руку.   

Вскоре, стало понятно, что источником звука был хор грозных, грубых голосов. Эта уникальная смесь гортанных песнопений и музыки была совершенно не похожа на композиции Орокин. Мрачная, грандиозная песня, казалось, бросала вызов самой Бездне.

И если Велвита воспринимала пение вполне нормально, то её корни буквально сходили с ума: дрожали, извивались, стремились втянуться в голову девушке, несмотря на обратный приказ.

А хор всё приближался. Вскоре щупы Велвиты уловили движение. Из противоположного конца зала вышла мрачная процессия. Четвёрка высоких, крупных гуманоидов, все в примитивном подобии скафандров с заклёпками, ремнями и шлангами. Но самыми интересными элементами экипировки этих пришельцев были металлические шлема-сферы без каких-либо смотровых отверстий и датчиков.

Велвита предположила, что незнакомцы ориентируются в пространстве по колебаниям шлема.

Был и пятый участник группы, но о нём Велвита узнала немногое – отростки наотрез отказывались приближаться к незнакомцу. Девушка могла лишь ощущать запах благовоний, слышать шаги и, конечно, пение.

Это казалось невероятным. Могло ли одно существо имитировать целый хор? Возможно, использовалась мобильная стереосистема? Или же незнакомец поддерживал окно в другой мир?

На мгновение Велвита даже подумала наладить контакт с незнакомцами. Однако, заметив примитивное стрелковое оружие у них в руках, решила не рисковать. Да и, судя по крупным заплечным мешкам, целью пришельцев была отнюдь не мирная прогулка.

Когда группа дошла до центра зала, один из незнакомцев остановился и стал вслушиваться. Велвита испугалась, подумав, что её заметили, и поспешила втянуть корни в себя. Девушка стала анализировать ситуацию, пытаясь вспомнить всё, что могла забыть про этот зал.

Волной холода окатила мысль о том, что окружающие стены имели отражающую поверхность. И, если пришельцы всё-таки могут воспринимать визуальные образы, то, имея источник света, они могли заметить отражение Велвиты.

Девушка вжалась в угол, слушая приближение музыки. По мере того, как пение становилось громче, нарастала паника корней. Черви в страхе пытались закопаться глубже в голову Велвиты, что сопровождалось головокружением и болью. Спустя несколько секунд прибавилось ощущение, будто кто-то начал сдирать кожу со спины девушки.

Велвита пыталась держать себя в сознании. Она потянулась за мечом, но сил её не хватило даже на то, чтобы вытащить клинок из ножен. Безоружная, обессилевшая, так Велвита и застыла. Пропала боль, усталость, ушли звуки. Остались лишь мысли и образы.    

 

Велвита не знала, как долго она находилась в состоянии летаргии. Девушка даже не могла точно сказать, как давно её миновали пришельцы. Может, минуту назад, а, может, несколько часов.

Очнувшись от оцепенения, Велвита поняла, что у неё появился шанс – хора больше не было слышно. Размяв затёкшее тело, девушка пустила корни на максимальную длину, дабы убедиться, что ей действительно больше ничего не грозит.

Тишина – никого. Короткая пробежка вприсядку, и девушка оказалась у створок своей каюты. Холодными пальцами Велвита пробежалась по сенсорной панели, и створки со страшным скрипом открылись.

Таким шумом и мёртвого можно поднять – девушка недовольно поёжилась. Она влетела в свою каюту и тут же потянулась щупами за аптечкой. Та оказалась на месте. Велвита открыла встроенный в стену ящик и достала из аптечки два предмета.

Капсула-абсорбент тут же оказалась проглочена, а шприц-пистолет остался лежать рядом, на полу.

Велвита достала свёрток с кристалликами и стала судорожно их толочь рукоятью меча. Получившийся порошок отправился в специальное отделение шприца-пистолета.   

Абсорбент к тому времени должен был сработать, но этого не случилось. Состояние несчастной продолжало ухудшаться. Головокружение, слабость становились всё более ощутимыми. А шприц-пистолет всё не мог синтезировать антидот.

Отчаявшись, Велвита села на пол, в ожидании чудесного спасения или смерти. Надежда не собиралась угасать полностью. Девушка сжимала рукоять шприца-пистолета на случай, если тот всё же создаст спасительную инъекцию.

-Это не поможет, девочка.

Скрипучий, хриплый голос раздался из дальнего угла комнаты. Возможность того, что незнакомец, знающий о недуге, может помочь Велвите, воодушевила её.

Девушка, не успев толком пустить корни, вскочила на ноги, выхватила меч и направилась в угол, навстречу неизвестному собеседнику.

-А что поможет? – С каждой секундой в голове Велвиты всё сильнее проявлялся образ создания, что расположилось у неё в каюте. Сухое, тощее, ассиметричное нечто, обмотанное ветхими тряпками и прочными цепями. Незнакомец больше всего напоминал ожившую ветку сухого дерева с кривой клыкастой пастью и множеством корней, торчащих из «головы». Таких же корней, как у Велвиты.

-Ничего. В Бездне полюбили тебя, позволили собой пользоваться. И в то же время возненавидели. Испугались, что ты причинишь им боль. Они боятся таких, как мы. Тех, кто может осознавать себя, - Человеческая речь давалась твари с трудом. Еле-различимые слова прерывались то треском, то скрипом.

-Что со мной будет? – Велвита продолжала осторожно приближаться. 

-А что было с теми отпрысками, которых ты отравила? – Создание истошно заскрипело, выпячивая клыки наружу.

Руки девушки предательски задрожали от гнева и страха. В голове мгновенно всплыли образы десятков детей, зовущих по ту сторону стены.

Велвита догадывалась о том, что с ней происходит. Растущая опухоль иссушала кожу вокруг царапин на спине, делала её твёрдой, точно хитин гигантских членистоногих. Тошнота, головокружение, слабость – все симптомы облучения энергией Бездны.   

И всё же, Велвита продолжала упорно маскировать свои эмоции. У неё не было времени и сил спорить. 

-Как ты избежал моей участи? – Теперь уже девушка стала еле выговаривать слова.

-Попросил и пообещал. В твоей среде ведь не принято просить и обещать? А в Бездне не любят, когда смотрят. Они любят, когда их слушают, - Тварь хвастливо провела всеми конечностями по цепям. В движениях «деревянных» лап отчётливо читалась слабость. Тварь еле шевелилась под тяжестью цепей, которые просто висели на сухом теле, точно гирлянды.    

Росток безумной надежды поселился в голове Велвиты. Цепь - всё, что ей нужно. Пускай это ересь, бред уродливой твари. Убить, отобрать – не важно. Главное – спастись от надвигающегося «Ничего».     

-Отдай... цепь, - Девушка уже подошла к собеседнику достаточно близко, почти вплотную. Корни узнали об анатомии чудовища достаточно для одного смертельного удара.

-Цепь не моя, чтобы отдавать. Мне её дали. А тебе воздастся по поступкам. Будущим и прошлым. Это так справедливо, - Тварь радостно заскрежетала клыками.

Велвита на секунду замешкалась, услышав про будущие поступки.

-Ну же, прими моё ярмо. Не робей – и тебе выпадет случай записать всё, что узнаешь. Теперь твоя очередь учить тех, кто осознаёт себя.

Руки-ветви вытянулись в сторону изумлённой Велвиты. Корни девушки внезапно рванулись к цепи, оплели её. Боль, тошнота, головокружение – всё резко исчезло, не оставив следа. Стоило Велвите взять цепь на руки, холод и тяжесть металла создали ощущение невероятной благодати.

Не успела девушка насладиться облегчением, её внимание приковали причудливые метаморфозы спасителя. Его корни и конечности стали увеличиваться с огромной скоростью, сплетаться, врастать в пол. Велвита стала удивлённо пятиться, наблюдая за происходящим.

Помещение наполнилось скрежетом раздираемого металла и треском дробящегося камня, когда особо толстые отростки стали прорастать через стены. Вскоре пред Вельвитой оказалось мрачное, неправильное дерево. Без листьев, с множеством срастающихся стволов и лопнувшей корой.

В местах, где кора разошлась, Велвита заметила движение жидкости с еле-заметным металлическим привкусом.       

Девушка стояла, перебирая в голове эмоции, что её переполняли. Среди всех особо выделялся суеверный, казалось, беспричинный страх перед уродливой корягой. Он удивительным образом перемешивался с мыслями о благодарности и собственной беспомощности.

Наконец, решив, что незнакомцу в таком состоянии уже никакие благодарности не нужны, Велвита принялась осматривать себя.

Первым делом девушка подпоясалась цепью, перекинула её концы через плечи и туго завязала под грудью. Причудливая форма треугольных звеньев не позволила это сделать с первой попытки, заставив девушку изрядно повозиться.

Прыжки и приседания позволили Велвите убедиться, что цепь особо не звенит, а узел не разбалтывается. Однако о комфорте в движениях пришлось забыть.

Настала очередь самого неприятного. Велвита оплела руку корнями и стала ощупывать спину. Чуда не произошло. Взбухшая кожа навсегда осталась гладкой, прочной, но менее эластичной. В некоторых местах уже наблюдались трещины.

Велвита тяжело вздохнула, подумав о том, как трудно ей будет, когда она выберется из Бездны… Если выберется из Бездны. Для Орокин девушка перестанет быть личностью. Превратится в уникальный объект для исследований.

Как скрываться от вездесущей Империи? Без связей, друзей, навыков. Пожалуй, Велвита впервые серьёзно задумалась о недостатках одиночества.

Новый груз тяжёлых мыслей. Это уже вошло в привычку. Стало чуть ли не естественным состоянием, в котором девушка научилась решать, казалось, непосильные задачи. Велвита устало улыбнулась таким выводам, посчитав, что будет полезно немного подбодрить саму себя.

 

Это случилось на пути из жилых отсеков. Там, где Башня особенно сильно пострадала от шторма Бездны. Деформированные стены и потолок, извивающийся пол и, вышедшие из ума, декоративные растения создавали абстрактную аллюзию на былое величие Башни.

Раньше Велвита и не подумала бы, рискуя собой, идти в сторону, где искажения только усиливаются. Но теперь девушка не могла иначе. Она заметила, как из глубин скрючившегося коридора ползли черви. Такие же, как у Велвиты. Это мог быть Митр. Или кто-нибудь ещё из экипажа. Выжившим могла понадобиться помощь, но что гораздо важнее – Велвите самой нужны потенциальные союзники.

Девушка стала в спешке пробираться по сужающемуся коридору, прорываясь через заросли обезумевших растений. В определённый момент Велвите даже пришлось идти по потолку – так сильно скручивался коридор.

Сил придавала маленькая деталь – помятые и поломанные ветки. Кто-то уже явно прорубил себе путь в медицинские отсеки. И этот кто-то был размером с человека.

Предельно осторожные, корни Велвиты старались уловить каждый далёкий звук, каждую деталь из окружения. Велвита не отрицала возможной ошибки – в Бездне нельзя быть в чём-то уверенным. Хозяином корней мог оказаться вовсе не человек. На сердце резко похолодало, когда девушка подумала, что если корни принадлежат неприятелю, он уже знает о приближении Велвиты.

Она грубо выругалась на себя за то, что сначала сделала и лишь потом подумала. Сказывалась сильная усталость, стресс и голод.

Ответом на тревожные мысли стал отдалённый скрежет металла. Девушка ненадолго остановилась и стала прислушиваться. Шум был настолько далёким, что даже корни с трудом улавливали звуковые волны.

Когда измучанный коридор остался позади, Велвита оказалась в медицинском отделении. Отсек оказался полностью разгромлен: посреди зала, в воздухе, кружились обломки дорогой аппаратуры, комнатные перегородки оказались страшно искажены, местами пол срастался с потолком, а одну из стен покрывалаала пульсирующая, зловонная плоть. И весь этот хаос зарастал вездесущими корнями незнакомца.

Велвиту подобные сюрреалистичные картины уже не смущали. Гораздо больше опасений вызывал усилившийся металлический скрежет, доносившийся из другого конца зала. Велвита не могла достать корнями до источника страшных звуков. Максимум информации, что смогли выдать корни – шумело нечто огромное. Оно очень медленно приближалось к Велвите, ломая всё на своём пути.

Возможно, девушке стоило повернуть назад, забыть про незнакомца. Но было поздно. Она заметила точку, где сходились все корни. Рядом с вихрем обломков, за рекреационной капсулой.

Присев, Велвита аккуратно потянулась корнями к незнакомцу. Жемчужная роба, золотые украшения, острый нос, ярко выраженные скулы… Детали продолжали прорисовываться в сознании, но уже того, что узнала Велвита, хватило, чтобы она встала в ступор.

Бенетриса лежала за рекреационной капсулой с абсолютно бездумным выражением лица. Её взгляд казался пустым, а из открытого рта капала слюна. Велвита не хотела в это верить. Она оставалась практически равнодушна к судьбам жертв шторма. Но незавидная участь Архимедианы заставила Велвиту проникнуться состраданием к несчастной.

Впервые за многие годы девушка посмотрела на вещи глазами другого человека. Посмотрела и ужаснулась. Свежи были воспоминания о первых секундах знакомства с червями. Бесконечные волны информации, стремящиеся сломить сознание.

Велвита вздрогнула от таких воспоминаний, но быстро взяла себя в руки. Не хотела показывать корням собственную слабость.

И вновь девушка оказалась бессильна перед своевольной Бездной. Усталость и стресс валили с ног, но делать привал в таком месте совсем не хотелось. В голове Велвиты стали зарождаться опасные мысли, что у неё просто не хватит сил выбраться из Бездны.  

Девушка тяжело вздохнула, лишний раз, напомнив себе, что ей ещё предстоит найти способ отключить Компас Бездны. Исполнительница среднего звена не имела таких прав, как Архимедиана. Эта мысль осенила Велвиту.

-Вел?

Девушка вздрогнула, точно встретила призрака. Она вскочила, потянулась за рукоятью меча, но так и не вытащила клинок. Её догадка подтвердилась. Из ближайшего проёма вышел потрёпанный, забрызганный кровью юноша с автоматом в руках. И из его головы торчали кони, подобные корням Велвиты.

-Митр? Я уже не надеялась тебя увидеть, - девушка заметила, сколь радостным и удивлённым был юноша, но его пугающий внешний вид не давал расслабиться.  

-Ага. А ты как тут оказалась? – не дождавшись ответа, Митр закинул оружие за спину и пошёл навстречу Велвите.

-Честно, я тоже не думал, что ты выживешь.

-Откуда на тебе кровь? Ты ранен? – Велвита жестом остановила юношу за несколько шагов перед собой, на что тот громко хмыкнул. В этот момент отдалённый металлический скрежет перерос в громкий гул. Нечто приближалось.

Митр тревожно оглянулся на источник звука.

-Со мной всё в порядке. Позже поговорим. А сейчас идём, нам нужно уходить как можно скорее, - парень направился к выходу из медицинского отсека.

-Подожди, ты поможешь мне вытащить Архимедиану. Давай мне автомат – я тебя прикрою. А ты вытащишь Бенетрису, - Велвита требовательно помахала рукой.

-Бенетриса – овощ. Её бесполезно спасать. И вообще, с каких пор тебя стала заботить чужая судьба? – Митр недовольно покосился на девушку.

-Она может помочь нам отключить Компас Бездны, - Велвиту стал раздражать тон, с которым младший Исполнитель общался с ней.

-Какой Компас? Ты ещё не поняла? Мы здесь застряли. Створки навигационного отсека даже плазменный резак не берёт, а Архимедиана валяется со спалёнными мозгами! – Митр содрогнулся, когда помещение заполнил треск ломающихся стен, стоны и уже невыносимая палитра металлических звуков: от тихого стука до оглушительного скрежета.

-Мы уходим, сейчас! – юноша схватил Велвиту за руку и силой поволок к выходу. Девушка, шокированная такой наглостью, со всей оставшейся силой ударила Митра в челюсть.

-Не забывайся, младший Исполнитель! Я всё ещё старше тебя по званию.

Парень вспылил и с не меньшей силой ударил в ответ. Да так, что Велвита едва устояла на ногах. Это отрезвило её рассудок. Не стоило обострять ситуацию, общаясь с нервным вооружённым юношей.

-Больше нет никакой иерархии. И если захочу, я заставлю тебя делать всё, что прикажу, - Митр довольно постучал двумя пальцами по автомату. В голосе парня звучал истеричный восторг, страх и возбуждение, граничащее с безумием.

-Да, ты прав, прости. Я… я просто устала. Но ты ведь тоже хочешь, чтобы этот кошмар закончился. Просто выслушай меня.

У Бенетрисы на руке браслет с терминалом цефалона Астреи. Она может передать нам полномочия хозяев Башни, согласно экстренному протоколу.

Пожалуйста, позволь мне помочь тебе выбраться, - слова Велвиты звучали искренно. Казалось, она сама удивилась сказанному.

Митр тоже не ожидал такого ответа от самовлюблённой старшей Исполнительницы. Он застыл на мгновение с удивлённым лицом. Ещё секунда ушла на размышление, затем Митр выхватил автомат и снял его с предохранителя.

-Беги, как можно скорее. Я прикрою.

Велвита кивнула и тут же бросилась к капсуле. Бежать по осколкам пластика и стекла было не просто. Уже ближе к середине зала Велвиту чуть не сбил летающий ящик, отставший от вихря парящих вещей.

Наконец, нужная капсула. Девушка с лёту перепрыгнула её и принялась искать способ снять браслет-спираль с руки Архимедианы.

Несчастная не сопротивлялась. На её лице застыла глупая улыбка. Бенетриса активно «гыкала» и изредка постукивала Велвиту свободной рукой в попытках схватить её за ногу.   

Девушке тяжело было наблюдать свою бывшую руководительницу в таком состоянии. Обидно было видеть красивую, умную Орокин, не лишённую человечности.

И всё же, Велвита не могла ничего сделать. Вскоре браслет победно щёлкнул, зашевелился и сам сполз с руки. Девушка схватила его и уже побежала обратно, когда корни стали транслировать в её мозг образы надвигающегося кошмара.   

 Безразмерное Нечто из металла и плоти. Нечестивое, пошлое, хаотичное смешение живых существ и примитивных механизмов ради непонятной, безумной цели. Велвита застыла на месте, неспособная различить хоть какой-нибудь знакомый образ в адской мешанине прожорливого механизма.

Так было, пока девушка не заметила несколько гриннир. Их организмы были объединены с вездесущим металлом. Пронзённые трубами и шлангами, они были не способны ни пошевелиться, ни закричать. Вынужденные давать жизнь мелким, склизким уродцам, которые тут же помирали и становились пищей для огромных, всегда голодных ртов.

Среди неправильной, искажённой геометрии проскальзывал пугающий смыл. Предназначение. Велвита быстро одёрнула корни, не желая знать.

Митр всё это время что-то истошно кричал, но девушка не могла расслышать из-за грохота механизмов. Она выхватила меч и решительно направилась обратно, к Бенетрисе. Велвита не собиралась отдавать несчастную женщину на милость чудовищу.

Лишь на секунду клинок застыл в ожидании удара. Быстрый укол в сердце принёс гораздо больше боли палачу, нежели жертве. Велвита почувствовала, как у неё всё похолодело внутри. Одно дело наблюдать чьи-то смерти, стоя за толстым стеклом, и совсем другое лично, своими руками лишать кого-то жизни.

Секундное замешательство дорого обошлось Велвите. Она пропустила предупреждения Митра, звуки свистящих рядом снарядов и быстро приближающийся лязг металла.

Уродливая металлическая многоножка с сотнями болтающихся лап оказалась извергнута из общего куска плоти и металла. Проворная механическая тварь необычайно быстро настигла Велвиту, обхватила лапами и прижала к полу. А тем временем вопящая, голодная Скверна неумолимо приближалась.

Велвита в панике закричала, понимая, что её ждёт. А Митр стоял, мотал головой, что-то мямлил. Он боялся даже посмотреть в сторону надвигающейся беды, не то, что попытаться спасти девушку.

Таким должен был стать конец. Велвита разочарованно опустила голову в ожидании своей участи, слушая звуки надвигающейся погибели. Девушка стала втягивать в себя корни, чтобы не знать о том, что с ней будет происходить.

Последние ощущения – комок обиды, подступивший к горлу, и негодование. Так далеко зайти лишь ради того, чтобы стать безвольной частью чего-то неописуемо отвратительного. Велвита позволила чувствам взять вверх и вот, что случилось. Теперь даже Митр не сможет выбраться из Бездны.

Мрачные мысли затмили всё вокруг, но когда кончики корней почувствовали приближающиеся шаги и звуки выстрелов, Велвита по-настоящему удивилась. Это был Митр. Он с рёвом побежал на механическую многоножку и практически в упор выпустил очередь свистящих снарядов.

Шипение раскалённого металла и скрежет ознаменовали освобождение. Железная хватка ослабла, но у девушки не было сил сбросить с себя груз. С этим помог Митр. Он с ненавистью откинул жестянку и практически потащил девушку к выходу на своей спине.

Велвита ничего не понимала, лишь мёртвой хваткой держала браслет в одной руке и меч в другой. Но, когда совсем рядом раздался недовольный скрежет, девушка спокойно откинула меч. Просто потому, что почувствовала, что так надо.

Клинок в изящных ножнах оказался в плену у длинной, болтающейся лапы из металла. Скверна, вновь оставшаяся ни с чем, недовольно заскрежетала, втягивая руку с ненужным трофеем.


В коридоре звуки былого кошмара стали быстро отдаляться. Дальше была дорога полная усталости и забвения. Велвита не понимала, куда и кто её ведёт. Она просто шла на пределе сил, пока в один момент не уснула.     

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.