ФЭНДОМ


Это - экспериментальный рассказ. Я устал просто от своей основной серии, так что решил сделать такую вот передышку. Интересно узнать ваше мнение, хуже ли это того,.что я писал до этого, или лучше. И стоит ли вообще развивать эту тему (ладно, кого я обманываю, рас уж взялся, значит, и завершу).

Пока только первая часть. Рассказ не будет очень длинным. сразу говорю.

Итак, я сижу здесь, в проржавевшей и сырой рубке одного из гриннирских крейсеров, что потерпел крушение в лесах Земли и отчаянно пытаюсь согреться от самого примитивного костра. Здесь скверно, действительно скверно, я уже и не знаю, что меня раньше прикончит, мускусное мясо местной животины, сырость, или крики всяких тварей по ночам. В любом случае, антибиотики подходят к концу, а сезон дождей и не собирается заканчиваться, так что я ставлю на какую-нибудь болезнь. Собственно, чтобы не сойти здесь сума раньше времени, я и решил написать, с чего такой великий вор, как, я, умер вот так бесславно, во всеми забытой дыре.

Для начала, для начала, пожалуй, представлюсь. Меня зовут… не важно, как меня зовут, я всё ещё надеюсь отсюда выбраться и закончить свои дни, как и мечтал, на берегу НАСТОЯЩЕГО моря, сидя в кресле из НАСТОЯЩЕГО дерева и потягивая из бокала действительно хорошее вино «не менее полусотни лет выдержки, на меньшее не согласен». Вы можете сказать, что я банален, я вам скажу, что мне плевать, это – моя голубая мечта с детства, на которую я копил всю свою жизнь.  Да ладно, ушёл от темы, в анклаве я известен, как Кобольд.  Если вы там будете, прошу, опрокиньте с местными ребятами кружку, другую за мою гниющую тушку. Многое отдал бы, чтобы посмотреть, как местные аборигены оплакивали бы меня, а ведь действительно, такого человека потеряли, ну и деньги, которые я у них… позаимствовал.

Да, теперь с чего всё началось. Пожалуй, эта история берёт начало с того самого дня, когда я попался премногоуважаемому капитану Каспару. Это был обычный заказ на обычное ограбление обычной базы Корпуса, заказчику позарез нужна была какая-то информация. После недавних атак тэнно, люди в анклавах бедствуют, работы нет, заказчики боятся брать на себя лишний риск, да и сами наёмники всё чаще натыкаются на этих богомерзких тварей. Так что, мне пришлось браться даже за такую мелочь, платили не много, и всё же, нужно было хоть как-то сводить концы с концами.

Пошёл налегке, решил сэкономить, а в итоге попал в долговую яму. К моему крайнему неудовольствию оказалось, что объект, который я должен был выкрасть, охранялся бравым фанатиком своего дела, капитаном Каспаром. Мало того, что он постоянно гонял солдат по учебным тревогам, так ещё и выставил удвоенный караул, за которым сам периодически следил. Очевидно, из знати выходец, вот и выполняет свою работу с излишним усердием. Такие обычно долго на должности не держатся, их сразу же посылают на передовую, а там везёт единицам. Те, кто поумнее, стараются казаться как можно более бесполезными и стараются не высовываться из своих баз. Новички на таких станциях обычно не внимательны и не подготовлены, да и зачем? Здесь тихо, будто никаких войн в системе и не идёт. Даже оказавшись не готовым к такому, я смог выполнить задание, но получилось так, что этот чёртов Каспар неожиданно решил проверить все ангары и посадочные площадки. В общем, меня взяли со всеми потрохами, когда я уже почти смылся. Разумеется, меня не казнили, ибо это Корпус, а они свою выгоду нигде не упустят. Меня поставили перед выбором, или оформить небольшой кредит с возвратом долга посредством выполнения некоторой работы, или же подписать контракт на службу в славной армии Корпуса, причём именно что на фронте. Я выбрал первое… лучше бы сдох сразу. Как оказалось, где-то в файлах какие-то пункты отправляли меня в такую долговую яму, что хоть вешайся. Проклятый Каспар, это он во всём виноват, знал же, что я не буду всё читать. Да и что бы я поменял?

Так вот, однажды мне поступил заказ выкрасть врача, или доктора, в общем, медика прямо из под носа у гриннир. Нужно было проникнуть на военный крейсер, проскользнуть мимо обученных солдат, в общем, задание как раз для меня.

Первым делом я узнал, какая продовольственная база будет поставлять на этот крейсер продукцию. Затем, вежливо попросил бригадира открыть для меня контейнер со спиртным, щедро подкрепив свою просьбу кредитами. Почему именно со спиртным? Видите ли, гриннир по натуре отвратительны и ненавидят буквально всё, что их окружает, они не переносят даже свою собственную еду, заслуженно называя её помоями. НО, одна из немногих вещей, которые они уважают, это их пойло, которое позволяет им ужраться в хлам и забыться, вследствие чего обращаются с контейнерами с этой дрянью крайне бережно.

Вполне «относительно, разумеется» удобно пролетев некоторое время в продуктовом контейнере, я наконец, оказался в разгрузочном отделе корабля. К тому времени, как ящик добрался до пищевого блока, я уже успел выбраться и шагал по направлению к столовой в сопровождении гудения разгрузочных машин. Как я и рассчитывал, в столовой было людно. А моя замечательная голограммная маскировка была здесь как нельзя кстати. Да, столовая гриннир, никогда не перепутаю «ансамбль» запахов, витавших в ней. Мускус гниющей клонированной плоти, машинная смазка, которой солдаты смазывали костюмы, пот и конечно же, вонь с кухни. Перевоплотившись в солдата гриннир, я постарался затеряться в толкающейся, воняющей, матерящейся толпе. Сейчас мне нужен был лист дежурных. Я должен был узнать, какие номера сегодня обходят корабль, иначе мне бы не дали просто так покинуть столовую. Среди отвратительных запахов так называемой гриннирской полевой каши, которая скорее походила… не важно, на что походила, я уловил едкий запах обеззараживающего раствора. К моему несчастью, обернулся я слишком поздно, и стальное плечо сильным ударом отправило меня в полёт. Голограмма на мне пошла еле заметной рябью и чуть не слетела, но к счастью, этого никто не заметил, ибо все были сильно заняты ржанием над остроумнейшей шуткой командира. Лишнее внимание мне сейчас никак не нужно было, так что я постарался сразу же отползти в сторону стены, где висел лист дежурного. Сделать мне этого не дали, взяли в круг, и тут же прилетел первый удар. Пинок стальной ногой выбил из меня воздух, и я начал задыхаться, не обращая уже никакого внимания на язвительные выкрики старшины и окружавших его солдат. Что должно было случиться дальше, я знал, да и как действовать в таких ситуациях тоже. «Сестра!»: сдавленный хрип вырвался из моей глотки. Получилось гораздо тише, чем я рассчитывал, и всё же, достаточно громко, чтобы меня услышал, кто надо. Формально, за порядком в строю всегда должны были следить женщины гриннир, будучи наместницами сестёр-королев. Фактически же, каждый, кто пытался позвать на помощь, получал её, ибо таков устав, но вот после этого солдата ждала тёмная, в которой не редко принимали участие сами защитницы. Однако, я не был солдатом гриннир и уж тем паче, не собирался здесь ночевать, так что мне такой вариант подходил вполне. Я слышал, как замолкли, ржавшие, солдаты, приутих развеселившийся старшина, и даже чавканье в столовой утихло. Зато на смену всем этим звукам пришло мерное цоканье стальных каблуков.

-Благодарю вас от имени королев за проявленную бдительность, вы свободны. Виновные в нарушении дисциплинарного порядка будут наказаны, - произнёс протокольную фразу приятный женский голос, отдававший металлическими нотками.

Я даже не стал смотреть на свою заступницу, и сразу же уполз в сторону, миновав многообещающие взоры молчаливых солдат. Болтовня и разборки этих гниющих кусков плоти меня не интересовали, хотя, не скрою, испытал практически садистическое удовольствие от вскриков старшины, которому сейчас задавала взбучку очередная стерва гриннир.

Итак, сегодня корабль должен был обходить номер 234/30000/3454 со стороны пятого казарменного отделения. Повернувшись плечом к стене, я незаметно изменил номер на голограмме. Теперь мне нужно было ликвидировать обходчика с этим номером и попасть в диспетчерскую. Задачи не самые лёгкие, и всё же, план у меня был, да и не мог я не радоваться тому, что выбрался из душного и зловонного помещения.

Столовая была одним из восьми секторов корабля, располагавшимся прямо за погрузочным сектором и вплотную прилегала к казармам. В обязанности дежурных от каждой казармы входил обход всего периметра всех казарм, столовой и погрузочного цеха. Реакторная, рубка и тюремный отсек в их обязанности не входили, что значительно облегчало мои поиски. Хотя, искал я сейчас не совсем дежурного. Бродя по серым коридорам крейсера, наконец наткнулся на электрическую ловушку перед входом в склад при одной из казарм. Под звуки постоянного гула аппаратуры, я осторожно открыл крышку этого прибора и принялся работать с небольшой панелькой, а именно, системой распознавания «свой/чужой». Пара минут, и ловушка оказалась настроена на одного единственного гриннира. Благо, никто не должен был шастать в этом отделе, кроме дежурных во время обеда. Я оказался не совсем прав, стоило мне отвернуться, как я столкнулся буквально нос к носу с маленьким уродливым созданием, что называлась здесь Скорпионом. Её тело было практически полностью заменено на протезы, а болезненно-серое лицо, опухшее от рака и других заболеваний, выглядело гротескно-озлобленным. Скорпион уже потянулась за «воспитательным хлыстом». Мне довольно повезло, так как по уставу перед наказанием, она должна была сказать, за что меня собралась наказывать. Глядя на неё, я бы не подумал, что она вообще способна к членораздельной речи и логическому мышлению.

-Какова… какова «нецензурная лексика» ты тут… «нецензурная лексика» ходишь… кусок… кусок «нецензурная лексика»… - как я и думал ,слова этой дряни давались не просто, она постоянно сопела, запиналась и шипела, что делало её речь ещё более неразборчивой.

-Семьсот тридцать вторая, отставить! – сегодня мне повезло дважды, это был голос той самой гриннирши, что спасла меня в столовой. За спиной Скорпион появилась высокая гриннирка в оранжевой броне снайпера. Её тело не так пострадало от всевозможных болезней, так что протезированы были только ноги, и то, скорее, для того, чтобы она смогла бегать в таком тяжёлом костюме. Её лицо было на удивление чистым, ни следа от болезней, она даже вполне себе напоминала женщину. Однако, радовался я появлению этой относительно адекватной командирши не  долго, ибо заметил на её груди медаль «Ревнительница Королев-сестёр Величия». Чаще всего такую медаль получали только самые фанатичные феминистки... ну, или ещё хуже, садистки, прикрывавшиеся именем королев.

-По какой причине ты собираешься покарать этого солдата? Помни, мы выше этих мужских мешков с помоями, сестра, и наш долг соответствовать Королевам, а значит, исполнять устав беспрекословно.

-Он… он ходил здесь… уже. Я виииидела, вииидела. Он ходит туда-сюда, туда-сюда, а он не… не должен этого делать. Сестричка, ну дай мне… его кусочек, дай, - чудовище прижалось к командирше и посмотрело на меня, облизывая свои губы гнилым языком.

-Подожди, сестра, нужно разобраться. Дежурный, как вы объясните свой поступок? Почему вы решили вернуться сюда, а не продолжить круговой обход? – снайпер, наконец, обратилась ко мне, сложив руки на груди, специально делая акцент на свою медаль. Нужно было что-то придумать, и срочно, так что импровизировал на ходу.

-Госпожа, мне сообщили, что здесь неисправная ловушка.

-Да неужели? Что-то я не вижу, чтобы с ней было что-то не так. Кто вам такое сообщил?

-Дежурный, госпожа, - исходя из слов Скорпион, дежурный с таким же номером, что у меня, проходил здесь относительно недавно, а значит, именно он сюда и прибежит… ну должен. Вот здесь я действительно рисковал и в голосе моём прозвучали нотки страха, но к счастью, самодовольная командирша подумала, что я испугался её побрякушки.

-Какой дежурный? Номер.

-Простите, госпожа, ситуация была такая, я не успел разглядеть его номер.

-Сестра, ты слышала? Он не посмотрел на номер. Запомни, солдат, вот поэтому мы выше, вот поэтому мы главнее. Так, если следов неисправностей нет, как тот дежурный это определил? И почему ушёл?

-Я не знаю, госпожа, я ушёл дальше, он просто попросил меня вернуться и присмотреть за ловушкой.

-Хорошо, сейчас мы всё узнаем. Командирша подошла к ближайшей консоли управления и по громкой связи потребовала, чтобы дежурный, проходивший здесь, явился в отсек 35.

Ожидание под голодным взглядом безумной гриннирши было мучительным. Каждую секунду мне казалось, что она сейчас набросится на меня, и всё, что её останавливало, это высокая феминистка в оранжевых доспехах.

Наконец, дверь коридора распахнулась, и в отсек влетел запыхавшийся дежурный. Как я и рассчитывал, это был нужный мне номер и его поразил разряд ловушки. Сердца у солдат гриннир довольно слабые, ещё и металлические доспехи, в общем, дежурный упал замертво. Я сразу же подбежал к нему, делая вид, что хочу осмотреть, а сам живо перешил номер на его плече. В итоге, все должны были подумать, что это дежурный с другой казармы. Такая подмена не спасала меня, всё равно вычислят, но смена номера давала время для дальнейших действий.

-Сдох, госпожа.

-Да вижу, не слепая. Беги на пост, доложи, о произошедшем.

А ты, сестра, отправляйся в столовую, будет тебе сегодня мясо, - командирша с отвращением смотрела на валяющийся труп и нежно гладила по голове прижавшуюся Скорпион, сильно напоминая двух сестёр... двух чокнутых сестёр.

Итак, ещё одна часть моего плана оказалась исполнена. Теперь сущий пустяк – убрать дежурных на посту ЧС. Судя по карте, пост дежурных находился рядом с рубкой, сразу после казарменных отсеков, так что мне предстояла длинная дорога. Гудящие приборы, облупленная краска и голая сталь, что ещё сказать о кораблях гриннир? Ах да, ещё это постоянно ломающаяся механика, которую даже не успевают чинить, так что то тут, то там можно было встретить неработающие приборы и торчащие кабеля, некоторые даже без проводки. Ну и разумеется, как же без легендарной инженерной смекалки гриннир? Так, некоторые устройства были «починены» с помощью изоленты, закреплены верёвками, вместо болтов, видел даже щиток электросети, который просто подпёрли шваброй. Ну а что? Зато дёшево и сердито.

Без особых приключений я добрался до поста дежурных.

Теперь помочь мне должен был карманный излучатель СВЧ, называемый Нюкор. Бедолаги даже не успели понять, что я собрался сделать. Все шестеро гриннир так и остались сидеть на своих местах, исходя пеной изо рта. Мне осталось лишь облучить окружающую среду, чтобы замести следы. Знаете, на кораблях гриннир часто такое бывает, что в электронике используются радиоактивные металлы, а защита снашивается, люди слабеют, так и остаются или сидеть мёртвыми у приборов, или помирают от лучевой болезни через некоторое время. Единственное, что меня выдавало, так это то, что приборы крайне редко становятся опасными все и сразу, ещё и такая доза облучения. В любом случае, пока там будут разбираться, я уже окажусь далеко от этого корабля.

Снова остался один и уже направлялся в тюремный блок по длинному коридору. Гудение приборов начало давить на психику, а вонь от смазки говорила о том, что здесь совсем недавно была бригада механиков. Это меня и насторожило, никаких посторонних звуков, ни одного гриннира за довольно долгий промежуток времени. Обед давно закончился, и солдаты должны были возвращаться в казармы. Стало тихо, даже слишком. Гул приборов в такой тишине становилось всё громче, и я уже всерьёз стал опасаться за своё здоровье, у меня начала кружиться голова, а плотный обед подступил к горлу. Стараясь отвлечься, я завёл песню. Песня не удалась, меня сильно смутило, что ремонтная бригада проходила здесь, а освещение оказалось не налаженным, лампы то мигали, то гасли вовсе. И звук чистящей машины, он становился всё отчётливее, а ни шагов, ни голосов не было слышно. Адреналин ударил в голову, я достал Нюкор, поставил заряд на максимум и медленно двинулся вперёд. Чутьё меня подводило крайне редко и сейчас одно моё интересное место просто горело, подожжённое этим чутьём. Наконец, я поравнялся с моющей машиной, она упорно пыталась протаранить стену, то отъезжая, то снова с грохотом врезаясь в сталь. Совсем рядом был вход в казарменное отделение. Выключатель, как я и думал, оказался не рабочим, так что в переходе между казармами и коридором царила тьма. Я снял голограмму, оставшись в стандартном костюме, и нажал небольшую кнопочку на капюшоне в районе виска. В маске активировалась система ночного зрения. Короткий взгляд на пол, и кровь в моих жилах застыла. Распластанные по полу ошмётки тел, лужи крови и гниющая биомасса рядом. Я прекрасно знал, чей это почерк... Интерфейс маски замигал, оповещая о посторонних биосигнатурах. Бездна, я знал, кто это, знал.

Резкий вдох, кувырок в сторону и тишина.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.