ФЭНДОМ


Глава 1

Глава 2

Глава 3

4.

Самрау выскочил на поляну. Острие его меча вошло в глаз ближайшему солдату и вышло на затылке. Еще удар и острие пронзило горло второго клона, едва не отделив голову от плеч. С булькающим горлом и выпученными глазами гринир стал заваливаться  на спину, одной рукой пытаясь остановить хлещущую из раны кровь, а другой продолжая держать яростно сопротивляющуюся девчонку.

Кудо, распластавшийся над девушкой, оглянулся на звуки борьбы. Растерянность, мгновенно сменилась злобой и яростью. Он узнал Самрау.

- Долго же пришлось тебя ждать. Ты ответишь жизнью за моих драков…  – плюясь слюной, зарычал Кудо. Со спущенными штанами он поднялся на ноги и, подняв для защиты левую руку, закованную в броню, правой потянулся за халикаром.

Самрау, отведя меч вправо и вниз, не спеша приближался к насильнику. В это время девушка, лежавшая на земле, со всей силы пнула Кудо между ног. От неожиданности и боли повелитель драков согнулся пополам. Монах, воспользовался этим моментом и, прыгнув вперед, разрубил его голову на две части.

Девочка, наконец освободившаяся от хватки мертвого солдата, подбежала к подруге по несчастью:

- Пури, с тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?

- Да, Анфея, все в порядке. Он не причинил мне вреда. – Обняв девочку, Пури настороженно наблюдала за незнакомцем. Худой, жилистый и  легкий в движениях он осматривал трупы солдат.

Закончив обыск, Самрау спокойно подошел, сел на корточки и всмотрелся в освобожденных. Девочки были напуганы, и монах попытался их успокоить.

- Я не причиню вам вреда. Вот, возьми, прикройся. – С этими словами он протянул Пури свой плащ.

После этого девушка окончательно поняла - этот человек не собирается причинять им зла и поднялась с земли. В знак почтения и благодарности она сложила руки над головой и слегка поклонилась монаху. - Спасибо, добрый человек. Вы спасли нас. Я Пури, а это Анфея.

Девочка также поклонилась монаху.

- Меня зовут Самрау. - При этих словах от внимания монаха не ускользнуло, как на лице Пури промелькнула целая череда чувств: настороженность, подозрительность и злоба. Очень странно - только что она улыбалась и делала поклоны благодарности, но узнав имя монаха в ней что-то поменялось. И это озаботило монаха, однако времени на размышления не было.

- Я ищу одного человека, которого местные зовут Леший. – Самрау посмотрел на Анфею. – Мы с ним договорились о встрече.

- Так это вы??? - девочка буквально разинула рот от удивления - Отец столько о вас рассказывал… Он уже давно ждет вас…

Настала очередь удивляться Самрау. Лешего, которого он знал, не мог иметь детей. Неужели он ошибся? Вряд ли, слишком много совпадений.

- Ты проведешь меня к нему?

- С большой радостью. – Анфея улыбалась. Рукой она указала в сторону, откуда пришел монах. – Он на той стороне реки, в нашем лагере…

- Как же ты здесь оказалась?

- Эти, – плюнув в сторону мертвых гринир, скорчила недовольную гримасу Анфея – схватили меня, когда я ловила рыбу и притащили сюда, а потом и Пури поймали…

У Самрау было множество вопросов, слишком многое было не понятно в сложившейся ситуации. Но с расспросами придётся подождать, пока они, не достигнут более спокойного места, подальше от рыскавших по лесу солдат.

- Давайте уходить отсюда, пока не объявились еще патрули гринир.  

Монах не любил огнестрельное оружие и редко пользовался им, и все же предусматривая возможные неприятные встречи, взял с тел солдат два пистолета. Один из них он закрепил на поясе, второй отдал Пури, показав как им пользоваться.       

Вырубив три посоха каждому по росту, они начали переправу через реку. Монах шел впереди, предупреждая Пури и Анфею о скользких камнях и расщелинах на дне реки.

Почти добравшись до берега Самрау оглянулся назад и увидел гринир, выходивших из леса. Девочки с ужасом посмотрели на монаха.

-  Быстрее, быстрее!!! Не стойте как вкопанные!!! – Он пропустил девочек вперед, давая им шанс быстрее добраться до берега и скрыться в лесу. Их преимуществом было расстояние, отделявшее от гринир. Солдаты не успеют пересечь быстро реку, но если их сейчас заметят, шансы на спасение будут минимальны - монаха и девочек могут просто расстрелять на открытой местности.  

Достав пистолет, Самрау не сводил глаз с солдат, отступая спиной к берегу. Шаг, второй, третий. Пять гринир по-прежнему не замечали беглецов, деловито обыскивая противоположный берег. Пятый шаг, шестой шаг. О том обнаружили ли гринир трупы, Самрау мог только догадываться. Но напряженность в их позах и руки, лежавшие на винтовках, указывали что, скорее всего трупы были обнаружены. Седьмой шаг. Монах посмотрел на девочек - они уже выбрались из воды и спешили к лесу. Восьмой шаг, девятый – Самрау добрался до берега, когда гринир, наконец, заметили его. Солдатам хватило нескольких секунд, чтобы оценить ситуацию и открыть огонь по беглецам.

Зигзагами монах бежал к лесу, отстреливаясь наугад. Поразить бронированных противников из мелкокалиберного пистолета с такого расстояния было не возможно. Самрау сомневался в том, что и «в упор» из этого пистолета сможет пробить броню гринир. Продолжая стрелять, он надеялся внести в ряды солдат сумятицу и не давать вести прицельный огонь. Ему нужно всего несколько секунд чтобы добраться до спасительных деревьев.

Было это самой большой удачей или счастливым стечением обстоятельств, почему Самрау еще оставался жив - так и осталось не понятно. Его везение закончилось, и закончилось с самой неожиданной стороны. С опушки леса, где укрылись девочки, раздалось два выстрела. Первая пуля попала в предплечье правой руки, выбив из ладони пистолет, вторая - в спину монаха пройдя на вылет и отбросив его на песчаный берег.

Выхаркивая кровь и слюну, Самрау с удивлением посмотрел назад. Пури стояла между деревьев и в руках она держала пистолет, из дула которого вилась тоненькая струйка дыма. Спустя секунду девушка скрылась в лесу.

Стрельба прекратилась, и первые гринир, неловко ступая по скользким камням, зашли в реку, торжествующе спеша к телу монаха.

Отчаянно цепляясь за жизнь и реальность, Самрау полз к лесу, отталкиваясь ногами и помогая левой рукой. В голове шумело, зрение туманилось. Оставляя за собой кровавое пятно, монаху удалось преодолеть всего несколько метров, когда он почувствовал, как последние силы покидают его.

С детства его учили, что богов не существует, и Самрау некому было молиться перед смертью. Его учили не бояться смерти, а достойно ее встречать. Единственное о чем он сожалел в это время, так это о его неудавшемся путешествии, его невыполненной миссии. Глупая девчонка, зачем она стреляла в него? Внезапно он вспомнил, как изменилось выражение лица Пури, когда она услышала его имя. Тогда он насторожился, но не придал этому особого значения. Как же он мог так ошибиться?

Время замерло для монаха - казалось, прошла целая вечность с момента его ранения. Сознание меркло. С каждым ударом сердца все больше крови оставалось на земле. Последним усилием он перевернулся на спину и посмотрел на небо, а потом на солдат, успевших пересечь реку и выходивших на берег.

Держа винтовки наготове, гринир подходили к нему. Неожиданно голова ближайшего солдата неестественно дернулась назад и тут же вернулась обратно. Сквозь мутную пелену, застилавшую глаза, Самрау увидел, как из отверстия между визорами боевого шлема брызнули кровь и серые комки. После чего он потерял сознание.