ФЭНДОМ


Здесь будет содержаться пополняющийся список зарисовок на тему того, что если бы отголоски памяти появились не только у Умбры.

1. Гарпия.
    - Возможно кто-то из вас, едва очнувшись от криосна, ещё долго наслаждался спутанностью сознания и кризисом самоидентичности. К счастью - или к несчастью - для меня, я таких проблем не испытывал. - заговаривает Гару. Страстно интересующийся доорокинской историей человечества, он клянётся и божится, что этот псевдоним взят у одного древнего певца,* хотя все тэнно клана по традиции носят оперативные псевдонимы, образованные от имён своих варфреймов.
- Я сразу понял: либо с моей памятью что-то сотворили, либо я - половозрелая женщина, с какого-то перепугу считающая себя пятнадцатилетним пацаном. Но как только мои собственные воспоминания, с помощью Эска, разумеется, начали потихоньку возвращаться, и я вспомнил о своём увлечении, всё сразу начало становиться на свои места.
На самом деле Гару стал первым, заподозрившим наличие у варфреймов чего-то, что не принадлежит тэнно, причём ещё задолго до того возмущения в Пустоте, которое так и не смог засечь никто, и даже Симерис был вынужден сознаться в невежестве.
Сначала - параллели с древними философиями, хорошо сохранёнными в путях тэнно: если у меча есть своего рода душа, почему её не может быть и у варфрейма?
Потом, разгребая древние доорокинские документы, Гару нашёл изображения мифологического персонажа по имени Бафомет, чей портрет оказался довольно точно повторён в шлеме его варфрейма.
Затем, прорывая неплотный строй пехоты гринир и шинкуя дебильных клонов ужасными когтями, Гару стал замечать, что применяет движения, которых никогда не знал. Никто из спарринг-партнёров не знал их, никто из противников не показывал их, никто не мог научить его им, но они были. Похожие на танец в гораздо большей степени, чем любое друге единоборство, некоторые из них хорошо служили в бою, другие же были совершенно бесполезны: красивые взмахи руками, даже не метящие в противника, щелчки пальцами, ненужные резкие притоптывания. К кому он ни обращался, никто не мог дать ответ. Только мастер Тешин подтвердил его мысль о том, что это был танец: но в его времена он уже был почти забыт, а сам Тешин вообще никогда не интересовался хореографией, так что на этом его помощь и закончилась.
Последняя бусина нанизалась на эту призрачную нить почти случайно: не особо интересовавшие его описи древней земной фауны содержали в себе изображение устрашающего вида крупной осы. Подпись, сделанная на каком-то древнем языке, переводу не поддавалась, но транслитировать её корабельный цефалон всё-таки смог: Мегалара Гаруда.
В итоге, когда случился "Прорыв Памяти", Гару был готов.
- Она была ужасным человеком. - начинает он после небольшой паузы. - Злом во плоти. Но ещё никогда зло не было таким притягательным.

Природа щедро одарила Марибель Хуарес: точёная талия, идеальной формы и размера грудь; волосы настолько густы и черны, что выглядят какой-то редкой драгоценной породой, как если бы чёрный алебастр укладывался в тонкие нити; глаза всех встречных мужчин и некоторых женщин ещё долго покачиваются вслед за её бёдрами, а низкий голос с едва заметной грудной хрипотцой заставляет нервничать даже самых выдержанных.
Её хлеб - поддерживать на плаву полузабытое искусство Фламенко. Ей бы может и хотелось бы, чтобы простой люд тоже мог причаститься этим пожаром без единого языка пламени, но теперь только толстосумы из касты Орокин интересуются подобным - и то не все. Парни и подружки (друзей и подруг у неё нет) изумлённо охают, узнавая размеры её гонораров - Марибель пожимает плечами, изображает скромницу, и никто не слышит, как внутри она хохочет над этими неудачниками.
Людям нынче вообще не до искусства: из-за облака Оорта грозит армада неясного происхождения машин, Гринир начинают понимать, что их водят за нос, пропал корабль с несколькими тысячами колонистов на борту, а теперь ещё выясняется, что по Венере гастролирует серийный убийца.
Родившаяся и выросшая на Венере, Марибель следит за новостями о нём особенно внимательно. Новости о деяниях Бафомета, как его уже успели назвать, интересуют её мало - гораздо пристальнее Марибель следит за успехами следователей.

- Ведь вся эта... кровь, и... это просто ужасно. - Марибель старается выглядеть напуганной, и ей это отлично удаётся. 
Мужчина обнимает её за плечи: думает он сейчас совсем о другом, но виду конечно же не подаёт.
- Говорят, - снова начинает она, сделав вид, будто набралась смелости, - что он сначала занимается с ними любовью, а потом выпускает им всю кровь. Это правда?
- Мари, не будем сейчас об этом. - мужчина улыбается. - У нас есть дела поважнее.
Когда кто-то видит Марибель без одежды, всё остальное перестаёт быть для него важным. Охмурить копа было проще простого, осталось только получить информацию из первых рук, а дальше можно развлекаться.
- Да, это так. - мужчина вздыхает. Внезапно он понимает, что у него есть великолепный шанс выставить себя героем:
- Послушай, по нашим данным Бафомет - здесь. В этом городе. 
- Dios mio!
- Да, но со мной ты в безопасности.
Они все так говорят.
- O mi amor... - Марибель сдаётся.
- Чёрт, как же мне нравится, когда ты так говоришь.

Кинжал вошёл в горло полицейского, как только он подошёл к пику. Марибель всегда выжидает именно этот момент, ведь именно в этот момент кровь - самая сладкая. Он мечется, запертый между оргазмом и болью, всё ещё не понимая, что происходит. Мужчина довольно силён, но быстро слабеет, пока алый фонтан бьёт из его шеи.
- Кстати, а почему Бафомет? - невинно спрашивает Марибель, облизывая губы. Ответа нет.
- Так значит, они знают, что я здесь... - говорит она скорее самой себе.

- Видимо, эта их полиция работала не очень, потому что искали её ещё долго. - спокойно продолжает Гару. - Впрочем тогда Владеющие Разумом уже развернули наступление, так что понятно, почему преступницу так долго не могли найти - не до того было. Она попалась после того, как добралась до одного из своих поклонников в среде Орокин. Так и сгинула бы она в составе очередного безымянного штрафбата, но когда было принято решение о создании варфреймов, о ней резко вспомнили. Понятия не имею, чем руководствовались Орокин, выбирая для создания варфрейма сериальщицу.
Просторный сад додзё накрывает молчание.
- Но мы все знаем, как это для них повернулось.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.